тел. (495) 727-26-76 facebook

Тематические разделы журнала

Главная тема

Выставки и рынки

История успеха

Выставочные и конгрессные центры

Развитие бизнеса

Из прошлого

Рынки и цены

Всё на продажу

Дайджест

 

 

Невзгоды российской бурёнки

В конце прошлого года Президент РФ Дмитрий Медведев поручил российскому правительству разработать стратегию развития мясного животноводства на период до 2020 г. Предстоит подготовить долгосрочный прогноз производства и потребления основных видов мяса с учетом тенденций социально-экономического развития страны и положений Доктрины продовольственной безопасности.

Говядина как побочный продукт молока

Сегодняшнее положение таково: цены на говядину растут, а производство не увеличивается. Спрос удовлетворяется в большей степени за счет импорта. Так будет продолжаться до тех пор, пока правительство не определится, куда вкладывать деньги, – в село или в агробизнес, а главное не умерит аппетиты переработчиков и торговли.

Нынешнее российское сельское хозяйство – это давным-давно устаревшие технологии, полуразрушенные производственные помещения и старая техника. А вот агробизнес – это нечто совсем иное. Это рыночная экономика вкупе с новыми технологиями. Сельское хозяйство, вышедшее из плановой экономики, оказалось нежизнеспособным. Современный же агробизнес делает лишь первые шаги, по целому ряду направлений у него нет ни планов, ни представления, как их развивать. Нет даже государственной политики. И прежде всего это относится к производству говядины.

Тому есть самое свежее свидетельство. В начале 2011 г., по данным Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО), индекс цен на продовольствие достиг самой высокой отметки за последние 20 лет. В цене подросло всё, кроме мяса, которое подешевело. Везде, но не у нас. Стараясь не отставать от мировых рыночных процессов, российские производители и торговля. поспешили поднять цены на всё, в том числе и на мясо. Объяснение, как обычно, тривиальное: увеличилась налоговая нагрузка на бизнес, выросли тарифы естественных монополий.

Отечественный потребитель, как обычно, отнёсся к этому с пониманием: ведь у нас рост цен на продукты, в отличие от других стран, не прекращается никогда. Даже в те времена, когда предложение говядины на мировом рынке буквально «зашкаливало» и экспортеры предлагали её задёшево, в России розничные цены на мясо, и особенно на продукты из говядины, росли из месяца в месяц. И виноваты в этом вовсе не производители. Их положение всё это время было да и остается, как говорится, хуже губернаторского.

Как уверяют эксперты, откорм крупного рогатого скота (КРС) в нашей стране может быть весьма выгодным бизнесом, но только в формате отдельных, частных, хорошо продуманных проектов. В целом же Россия едва ли когда-нибудь сможет полностью обеспечивать себя говядиной. Для этого нет ни традиций производства, ни кадров, ни отечественных пород. В нашей стране интенсивным откормом КРС никогда не занимались. Преобладающим направлением всегда было молочное животноводство. Специалисты подсчитали, что 98% производимой в России говядины – это побочный продукт производства молока.

Безусловно, производство КРС значительно более затратно по сравнению с выращиванием свинины и птицы, воспроизводство которых идет значительно быстрее. Поэтому срок окупаемости у проектов, связанных с выращиванием КРС на мясо, очень долгий – от 5 до 10 лет. «В принципе, говоря о качестве, безусловно, наше мясо лучше, вкуснее, и у нас есть ряд областей, в которых еще выводят мясные породы, но, к сожалению, их осталось немного, – считает аналитик мясного рынка ИКАР Лариса Дорогова. – В России их никогда не было много, в свое время (до 1990 г.) доля мясных коров составляла приблизительно 5% от общего поголовья, сейчас и того меньше, я полагаю, порядка 3%».

Называется и еще один сдерживающий фактор: уровень доходов не позволяет большинству россиян покупать говядину, которая произведена из мясных пород. Да и вообще мясо по карману далеко не каждому: его потребление в России не дотягивает почти 20 кг до рациональной нормы в 82 кг. Поэтому о массовом сбыте говорить не приходится. И хотя на долю мяса и мясных продуктов в потребительской корзине приходится более 20%, в основном это более дешёвые птица и свинина. Поэтому производители качественной говядины по большей части ориентированы на элитные магазины и дорогие рестораны, а размеры этого рынка сильно ограничены.

«Я считаю, что на данный момент производство крупного рогатого скота не может быть выгодным бизнесом в России, – уверена аналитик Института аграрного маркетинга Дарья Снитко. – Это легко объясняется тем фактом, что сейчас существуют более привлекательные для инвестиций отрасли мясного рынка. А чтобы КРС также стал интересен для инвестиций, необходима государственная поддержка, подобная той, что была сделана в области свиноводства: компенсация части ставок по кредитам, льготные формы кредитования, развитие племенной отрасли и прочее, что представляется весьма маловероятным в условиях еще только завершающегося кризиса».

Многие экспертные оценки звучат более чем мрачно, почти как приговор мясному животноводству. Впрочем, они во многом оправданы. Ситуация в отрасли, судя по цифрам, действительно, не блестящая. Если в 1990 г. было произведено 10,5 млн т мяса, то в 2000 г. – более чем вполовину меньше (4,7 млн т). В 2003 г. наблюдался незначительный подъем производства мяса в стране. Однако, как и другие всплески производства, это происходило в результате массового забоя скота, а не как следствие роста в животноводческой отрасли.

В 2005-м в хозяйствах всех категорий поголовье крупного рогатого скота уменьшилось на 6,2% и составило 26 млн голов, в том числе коров – на 6,6% (11 млн голов). В кризисные 2008–2009 гг. поголовье КРС сокращалось на 2% в год, в том числе коров – на 1%. Меры государственной поддержки позволили лишь стабилизировать производство говядины на уровне 1,7 млн т. Импорт говядины по-прежнему составляет почти 80% общего ее потребления в стране, и показатель этот отличается завидной стабильностью.

Можем, если захотим

С мнением о том, что говядину в России производить не дано, не согласны ни в правительстве, ни в хозяйствах, где проблему, в отличие от экспертов, знают не в теории, а на практике. Первая серьезная попытка изменить status quo была сделана с принятием национального проекта «Развитие АПК». Нельзя сказать, что она оказалась полностью негодной. Производство мяса птицы и свинины выросло настолько значительно, что в Министерстве сельского хозяйства даже заговорили о перспективе их экспорта. Но вот сами производители первые итоги оценили сдержаннее. По их мнению, проблема кардинально не решена. Практически вся прибыль от выросших объемов осела в торговле.

Собственно, по-иному и быть не могло. Сказалась ли некомпетентность разработчиков проекта или у них были какие-то скрытые мотивы, но порок предложенного плана был очевиден: ни одна из схем не предусматривала решение проблемы реализации продукции. Все цепочки обрывались на уровне оптовиков либо переработчиков. Между тем все западные специалисты неизменно подчеркивали: не имея возможности самостоятельно продавать продукцию, производитель неизбежно обрекает себя на диктат торговли.

Производители говядины на предложенные проектом меры вообще не среагировали. Владелец омского сельхозпредприятия «Агрокомплекс “Ударный”» Сергей Головачев уверен, что порочна сама методика помощи агробизнесу. По его мнению, «государство вкладывает деньги в факты, в то время как нужно субсидировать тенденции, которые в определенное время приведут к высоким результатам».

«Необходимо вложить средства в имущество, которое крестьянские или фермерские хозяйства могли бы со временем выкупить, – считает Головачев. Он уверен в перспективности кооперации. – Нужно создавать специальные, постоянно действующие рынки, где бы производитель мог работать с конечным потребителем. Это снизит розничную цену».

Омский бизнесмен – не единственный, кто так думает. Многие сегодня видят выход в ликвидации длинной цепочки посредников и перекупщиков, забирающих значительную часть прибыли, столь необходимой для развития производства. А в том, что в России можно с успехом выращивать КРС на мясо, предприниматели не сомневаются. Для них решение этого вопроса, как говорится, не бином Ньютона. Так, президент Межрегионального фонда развития мясного скотоводства Андрей Журавлев полагает, что производство говядины, основанное на мясных породах скота, вполне может быть рентабельным.

«Откорм бычков мясных пород скота на специализированных откормочных площадках с использованием североамериканских технологий делает этот вид бизнеса более выгодным по отношению к откорму молочных пород скота, – утверждает А.Журавлев. – Сегодня в Соединенных Штатах и Канаде существуют десятки откормочных площадок, на которых одновременно находятся от 30 до 200 тыс. быков. В этих местах такой же климат: шесть месяцев в году зима и морозы до сорока градусов. Этот бизнес процветает при том, что стоимость и кормов, и рабочей силы на порядок дороже, чем в Российской Федерации».

Слова Журавлева подтверждает пример совместного российско-канадского проекта ООО «Албиф», который начал работать в 2005 г. в Липецкой области. По североамериканским технологиям были запущены две открытые площадки для откорма молодняка КРС на 5 и 8 тыс. голов. Зиму с низкими температурами скот перенес хорошо. Не было ни одного случая падежа.

«Имея собственную кормовую базу, можно получать дешёвые корма и спокойно вкладывать их в откорм животных, – сообщил руководитель предприятия Федор Войтенков. – Наша головная структура обладает 44 гектарами пашни, где выращиваются пшеница, ячмень, кукуруза и другие виды зерновых. При расчете, что период откорма занимает порядка трехсот дней, проект окупается за три года».

Кстати, именно проблема кормов чаще всего называется в качестве первопричины отставания мясного направления в российском агробизнесе. Гендиректор компании «ФинЭкспертиза» Агван Микаелян думает, что её вполне можно решить. «Россия находится в уникальном положении – у нас порядка 20 млн га необработанных земель. Это фактически готовые пастбища, так что говорить о нехватке кормов для крупного рогатого скота просто смешно», – подчеркивает он.

Правда, говоря о перспективности мясного животноводства в нашей стране, предприниматели в один голос настаивают на долгосрочных финансовых вложениях. По их мнению, те средства, которые сейчас расходуются на импорт говядины – а они очень велики и исчисляются миллиардами долларов, – можно было бы хотя бы частично перенаправить на развитие отечественной отрасли. Результат не заставил бы себя ждать.

«Импортозамещение происходит последние семь лет. Просто рынок рос более высокими темпами, чем производство собственной продукции, поэтому рос и импорт. Но увеличение собственного производства будет происходить. Это долгосрочная тенденция», – утверждает президент Мясного союза Мушег Мамиконян.

Отрадно, что эта позиция находит всё большее понимание и во властных структурах. В конце прошлого года Президент РФ Дмитрий Медведев поручил российскому правительству разработать стратегию развития мясного животноводства на период до 2020 г. Насколько эффективен будет этот документ, сейчас сказать сложно. Но средства на его реализацию будут выделены колоссальные. Важно только, чтобы они были использованы с учетом всего накопленного за эти годы опыта. И прежде всего негативного. А его суть проста: «Немного помогите, но главное – не мешайте».

Василий АНДРЕЕВ

Скачать статью (.doc)