тел. (495) 727-26-76 facebook

Тематические разделы журнала

Главная тема

Выставки и рынки

История успеха

Выставочные и конгрессные центры

Развитие бизнеса

Из прошлого

Рынки и цены

Всё на продажу

Дайджест

 

 

Газовая завеса

Природный газ уже давно признан самым экологичным из ископаемых видов топлива. Однако в профессиональном сообществе не утихают споры о дальнейших перспективах развития этого рынка.

Дешево и чисто

В настоящее время газ считается основным источником удовлетворения растущих энергетических потребностей в мире. В последние два десятилетия доля газа в мировом энергетическом балансе устойчиво увеличивалась и к настоящему времени превысила 20%. Преимущества природного газа как топлива хорошо известны – он доступен по цене, экологически безопасен и, наконец, его много. Специалисты утверждают, что в расчете на 1 мегаватт электроэнергии его стоимость ниже, чем угля, ветра, а также ядерной энергии. При сжигании газ дает на 50–70% меньше углекислого газа, чем уголь, а с точки зрения запасов, если верить статистике, его хватит еще на 250 лет при сохранении текущего уровня добычи.

Страны–производители углеводородного топлива, и среди них Россия в первую очередь, полагают, что в обозримой перспективе реальной альтернативы ему не существует. Огромные усилия, предпринимаемые в мире по развитию возобновляемых источников энергии, хотя и впечатляют, однако пока мало что дают на практике. Как известно, рост использования многих возобновляемых ресурсов стал возможным лишь благодаря существенному государственному субсидированию. Технологии остаются сложными, дорогостоящими и экономически малоэффективными. А в некоторых случаях, как, например, с биотопливом, возникающая конкуренция с производством продовольственных культур в перспективе может поднять вопрос: что важнее – энергетическая безопасность или продовольственная? Нет единства мнений и по поводу дальнейших программ развития ядерной энергетики.

Это означает, что в предстоящие десятилетия нефть и газ сохранят свои позиции лидеров и будут составлять примерно половину мирового энергобаланса.

Россию как крупнейшую газодобывающую страну конечно, в первую очередь интересует вопрос: как будет развиваться рынок газа?

Буровая установка на заднем дворе

В газовой отрасли происходит много нового и интересного. Рынок газа США, ввиду географической удаленности от основных мест добычи и особенностей транспортировки (по дну океанов трубу не проложишь), всегда развивался по иным правилам, чем европейский. Упрощенно можно сказать, что европейский рынок газа при активном участии СССР исторически сложился как закрытая система долгосрочных контрактов с явными элементами монополизации. Три-четыре поставщика (СССР, Норвегия, Нидерланды, Алжир), не более десятка крупных потребителей, контракты на 20–30 лет – вот и весь европейский рынок конца 80-х годов. Положение стало меняться лишь в последние годы.

Американский же рынок изначально складывался как «спотовый», т. е. с большим количеством производителей и потребителей, свободным доступом к газопроводам и свободной торговлей газом. Понятно, что такая система в большей степени восприимчива к изменениям и нововведениям. Именно это и произошло в последние 2–3 года, когда, как черт из табакерки, на экономическую сцену выскочил сланцевый газ.

Неожиданно бурный рост добычи сланцевого газа в США существенно изменил баланс спроса и предложения в этой стране и вызвал острые дебаты относительно роли традиционного и нетрадиционного газа в удовлетворении будущих потребностей в этом энергоносителе. Многие эксперты говорят о революции в области использования нетрадиционных ресурсов газа. Другие же сомневаются в перспективности этого направления.

Вопрос о том, носит ли эта революция локальный, американский, характер или может иметь общемировые последствия, остается открытым.

Производители традиционного газа, само собой, склонны преуменьшать значение новой американской революции, и у них есть веские аргументы.

Коэффициент извлечения нетрадиционного газа в сравнении с традиционным весьма низок. Издержки добычи сравнительно высоки уже сейчас, и пока не ясно, какими они будут в перспективе, учитывая необходимость затрат на закрытие скважин, рекультивацию земель, очистку воды и т.д.

Само развитие технологи добычи сланцевого газа стало возможным благодаря высоким ценам на природный газ и пока только в одной стране, считают «традиционалисты». Успех в производстве нетрадиционного газа в США отнюдь не означает, что другие регионы пойдут тем же путем, революция в отдельно взятой стране не обязательно перерастет в мировую. Скорее всего, применение этой технологии возможно только локально, надеются они.

Отчасти такое мнение подтверждает авторитетное Международное энергетическое агентство, которое прогнозирует, что доля нетрадиционных источников газа в балансе его производства в лучшем случае не превысит к 2030 г . 14–18,5%, т. е. не будет определяющей в мировом газоснабжении.

Другими словами, реальной альтернативы традиционному газу в видимой перспективе нет. Так что можно и дальше тянуть всё новые и новые трубы, а в случае необходимости более внятно донести свою точку зрения до сомневающихся – закрывать кран.

«Это настоящая революция, последствия которой пока не все понимают!», – считают «альтернативщики». Она родилась в США и Канаде, где небольшие независимые нефтегазовые компании всегда находились на пике прогресса, продвигали инновации и исследовали идею, которую другие посчитали не стоящей внимания.

Технологический прорыв произошел примерно в 2002–2003 гг., но вплоть до 2006–2007 гг. он не сказывался на балансе добычи и потребления. Специалисты считают, что Северная Америка располагает существенными запасами сланца с низкой стоимостью разработки. «В Северной Америке необычайный рост добычи нетрадиционного газа перевернул наши представления о газовой отрасли, – говорит Дэниэл Ергин , глава исследовательской группы Cambridge Energy Research Associates Inc . – Чтобы дать вам почувствовать рост роли сланцевого газа, приведу некоторые цифры: в 2000 г . он составлял всего 1% от общего предложения на газовом рынке США. В 2010 г . составляет 20%. А через 20 лет мы, возможно, увидим цифру 50% ».

«В США привыкли к буровым установкам у себя на заднем дворе, – иронизирует Питер Восер , исполнительный директор Royal Dutch Shell. – Я не думаю, что Европа когда-либо придет к этому. В Европе получить разрешение на подобные разработки будет очень сложно».

«Европейский опыт в сфере добычи сланца будет отличаться от опыта Соединенных Штатов, – согласен Д. Ергин. – Плотность населения, необходимость развивать целую новую индустрию. В Европе нет такой инфраструктуры, какая есть, например в Техасе. Наконец, в Европе очень остро встанут вопросы землепользования». Короче, в Европе сланцевый газ может быть лишь дополнением к традиционным поставкам газа и то не ранее 2030 г . В ближайшей перспективе сланцевый газ не станет заменителем импорта.

А вот что касается стран Азиатско-Тихоокеанского региона, то там «сланцевые» перспективы гораздо лучше. В Китае, например, растет интерес к добыче сланцевого газа. Известная индийская компания стала одной из основных в области разработки сланцевых месторождений в США, возможно, с намерением применить эти технологии на своем рынке.

«Тезис простой, лаконичный и правильный...»

Что обеспечило стабильное, бесперебойное снабжение газом на европейском рынке? Для приверженцев традиционного, трубопроводного, газа, ответ очевиден – долгосрочные контракты.

Освоение крупных месторождений природного газа и строительство заводов по его сжижению в последние 20–30 лет стало возможным только благодаря тому, что потенциальные объемы добываемого газа были заранее законтрактованы. Долгосрочные контракты дали производителям возможность управлять рисками и инвестировать многомиллиардные средства, а потребителям – уверенность в завтрашнем дне. Наиболее четко эту точку зрения высказал председатель правления ОАО «Газпром» Алексей Миллер: «Наш тезис простой, лаконичный и правильный: газ сначала должен быть продан, а потом добыт и протранспортирован».

В последние годы в Европе стал активно развиваться «спотовый» рынок газа, в ЕС в 2009 г. его доля достигла 26%. Многие в этих условиях говорят, что торговля газом в Европе должна приблизиться к американской модели. Вряд ли это возможно, возражают другие, в Европе это экономически нецелесообразно. Ведь рынок разовых сделок не может обеспечить прирост ресурсной базы, адекватной долгосрочному росту потребности в этом виде топлива. Вряд ли найдется инвестор, который примет решение о многомиллиардных капиталовложениях в условиях волатильности, неопределенности и непредсказуемости цен на газ.

По оценке Д.Ергина, дальнейшее развитие газовых рынков пойдет по трем направлениям. Первое, это межрегиональная торговля газом по газопроводам (Россия на этом рынке традиционно является ведущим игроком). Второе – рост локальной добычи газа, в частности из сланца. И третье – продолжающееся расширение торговли сжиженным природным газом. По его мнению, не надо рассматривать три эти направления как конкурирующие. На самом деле природный газ конкурирует в основном с другими видами топлива, и его настоящие конкуренты – это другие экологически чистые способы получения электроэнергии, будь то возобновляемые источники энергии, очищенный уголь или же ядерная энергия.

Когда не дует ветер и не светит солнце...

...Тогда на выручку придут именно газовые электростанции. По мере того, как возобновляемые источники энергии, такие как энергия ветра, будут постепенно примешиваться к набору традиционных источников энергии, природный газ станет играть новую роль в качестве топлива, поддерживающего баланс, дополняющего нестабильные поставки энергии от возобновляемых источников. Ведь когда не дует ветер и не светит солнце, газовые электростанции продолжают работать.

Все эксперты сходятся в одном: в долгосрочной перспективе спрос на газ существенно вырастет – больше, чем на другие источники энергии, т. к. потребление электроэнергии в мире растет опережающими темпами. По прогнозу компании Exxon Mobil , опубликованному в начале 2011 г ., к 2030 г . доля газа в мировом энергобалансе вырастет до 26% – с 21% в 2005 г . Уголь переместится со второго на третье место. Потребление природного газа будет расти в три раза быстрее по сравнению с нефтью и углем, т. к. развивающиеся страны будут стараться провести электричество в дома миллиардов людей, а богатые государства начнут заменять стареющие угольные электростанции на газовые.

Ирина МУРАВЬЕВА

По данным ОПЕК, на конец 2009 г., крупнейшими доказанными запасами природного газа обладают Россия (44,9 млрд куб. м), Иран (29,6 млрд) и Саудовская Аравия (25,4 млрд куб м)

Общая протяженность газопроводов «Газпрома» составляет 160 тыс. км, протяженность распределительных сетей – 450 тыс. км. До 2030 г. будет построено еще более 25 тыс. км газотранспортных магистралей

Как заявил президент Российского газового общества Валерий Язев, в ближайшие 20 лет Россия останется лидирующим производителем природного газа. В 2010 г. добыча газа выросла на 11,6% по сравнению с 2009 г. К 2030 г. Россия будет поставлять на внутренний и международный рынки около 1 трлн куб. м газа в год

Сланцевый природный газ состоит преимущественно из метана и добывается из сланцев, горных пород с параллельным расположением минералов. Сланцы образовались 450 млн лет назад на дне моря из растительных и животных остатков.

Первая коммерческая газовая скважина в сланцевых пластах была пробурена в США в 1821 г. Вильямом Хартом. Масштабное промышленное производство сланцевого газа было начато компанией Devon Energy в начале 2000-х годов. В 2009 г. США стали мировым лидером в добыче газа, причём более 40% приходилось на нетрадиционные источники (метан из угольных пластов и сланцевый газ). К 2010 г. добыча сланцевого газа в США достигла 51   млрд куб. м. В I полугодии 2010 г. крупнейшие мировые энергетические компании потратили 21   млрд долл. на покупку активов, связанных с добычей сланцевого газа.

Скачать статью (.doc)