тел. (495) 727-26-76 facebook

Тематические разделы журнала

Главная тема

Выставки и рынки

История успеха

Выставочные и конгрессные центры

Развитие бизнеса

Из прошлого

Рынки и цены

Всё на продажу

Дайджест

 

 

Как хорошо быть Вандербильтом

Фамилия Вандербильтов вот уже два столетия не покидает список богатейших людей Америки, хотя за прошедшее время семья подрастеряла свое финансовое могущество.

Начало пути

Судьбы первых миллионеров Америки были столь схожи, что позволили писателю Теодору Драйзеру создать их обобщенный портрет в свой знаменитой трилогии «Финансист»–«Титан»–«Стоик». Ее герой – удачливый биржевик-спекулянт Фрэнк Каупервуд был плоть от плоти нуворишей XIX в. Моргана, Гульда, Рокфеллера, Меллона, Дюпона и, конечно, Вандербильта. Он был столь же малообразован, напорист, эгоистичен и циничен, как они. И, как они, обладал непреклонной волей, чудовищной работоспособностью и гениальным финансовым чутьем. Естественно, весь этот набор качеств был направлен на достижение одной единственной цели – обогащения.

Корнелиус Вандербильт, родившийся 27 мая 1794 г. на бедной ферме переселенцев из Голландии Ван Дер Бильтов неподалеку от Нью-Йорка, вряд ли с самого детства проникся высокой мечтой стать миллионером. Его желания сообразовывались с теми более чем скромными условиями, в которых жила семья. Отец возделывал землю и подрабатывал лодочником в порту, сын, в 11 лет бросив школу, помогал ему. 16-летний Корнелиус, осознав, что, следуя по стезе отца, из нищеты не выбраться, ушел из дома со 100 долларами в кармане.

Свой капитал он вложил в лодку-плоскодонку, на которой перевозил нью-йоркцев по маршруту «Стейтен-Айленд – Манхэттен». С пассажира он брал по 18 центов (цена вполне приличная, но все-таки меньше, чем у конкурентов), к тому же набивал лодку товарами, которые перепродавал с выгодой для себя в городе. Он работал много и тяжело, плавал в любую погоду, недосыпал и недоедал. Вскоре юный Вандербильт смог купить еще несколько лодок и нанять перевозчиков, которые под зорким наблюдением мальчика стали работать на него.

К 18 годам, когда разразилась Англо-американская война, Корнелиус настолько вошел в силу, что умудрился получить подряд на перевозку грузов для шести американских фортов, блокированных англичанами. Теперь в его распоряжении были уже три небольших парусника. Через год Вандербильт женился на своей соседке Софи Джонсон, девушке столь же рачительной и целеустремленной, что и он сам. За пять лет супруги смогли скопить 9 тыс. долл.

Но наступали другие времена. Парусники все больше вытеснялись пароходами, и Вандербильт, убедившись, что за ними будущее, продал весь свой «флот» и нанялся капитаном на пароход, принадлежавший плантатору из Джорджии Томасу Гиббонсу. Жалованье было отличное – 1 тыс. долл. в год, к тому же Корнелиус получил возможность досконально изучить новое для него дело. Освоил он его очень быстро. Через год Вандербильт уговорил своего патрона построить новое судно. Его проект разработал сам Корнелиус.

Судно назвали Bellona, а на маршруте, по которому оно ходила (из Нью-Йорка в Нью-Брансуик) появилась таверна Bellonа Hall, в которой заправляла его жена Софи. Дела шли отлично, но тут Нью-Йоркское законодательное собрание отдало монополию на пароходные перевозки в регионе Роберту Фултону и Роберту Ливингстону. Бизнес Вандербильта стал незаконным, однако его это ничуть не смутило. Он резко снизил цену за проезд и старался не попадаться представителям власти.

К 1829 г., когда Верховный Суд США отменил решение о монополии, Вандербильт, который уже был компаньоном Гиббонса, практически разорил своей демпинговой политикой конкурентов, сумев при этом увеличить свой флот до семи судов.

Корнелиус открывает собственный пароходный маршрут «Нью-Йорк – Филадельфия» и прибегает к той же демпинговой политике. Пароходные компании, чтобы избавиться от прыткого голландца, были вынуждены заплатить ему колоссальные отступные. Деньги Корнелиус взял, а затем повторил тот же трюк на реке Гудзон. Причем надо отдать должное его упорству: когда конкуренты, дабы выдержать состязание с Вандербильтом, снизили цены с 4 до 1 долл., Корнелиус стал возить пассажиров бесплатно и все-таки дожал соперников.

Так за трудами и заботами прошла первая половина жизни Корнелиуса Вандербильта, которая принесла ему первый миллион долларов, репутацию ловкого и беспощадного дельца и прозвище Командор.

Блеск и нищета нувориша

В начале 60-х гг. XIX в. флот Вандербильта насчитывал уже более сотни судов. Но стремительно развивавшиеся железные дороги США были куда перспективнее с точки зрения вложения капитала, и отметивший свое 70-летие Корнелиус начинает строить железнодорожную империю. К концу своей жизни Корнелиус проложил 12 линий, связывавших Нью-Йорк с другими городами. Его железнодорожный бизнес имел совокупный капитал в 150 млн долл., причем две трети этой суммы принадлежали лично ему.

Вандербильт действовал, как обычно: напористо, жестко, обходя правила и законы, а чаще просто не обращая на них внимание. Известно его высказывание того времени: «Закон! Мне все равно, какой там закон. Зачем мне тогда власть?»

Однако сказочное богатство не сделало Корнелиуса Вандербильта популярным героем Америки. Для нью-йоркского высшего света он оставался парвеню. И дело было не в закрытости гостиных первых семейств – финансовых выскочек на их светских приемах всегда было изобилие, – но и демократичных янки коробило от хамства и невоспитанности Вандербильта. Всякий раз, когда его приглашали отобедать с представителями местной элиты, он не мог удержаться от грубостей, подхваченных в матросской среде.

Еще большее осуждение вызывали манеры американского миллионера в Европе. Не испытывая никакого неудобства, он мог снять на вечер для дружеской вечеринки крупнейший лондонский оперный театр, отменив запланированный спектакль. На укоризненные замечания британской прессы ему было решительно наплевать. Вандербильт поступал так, как ему было удобно, не сомневаясь, что за деньги ему простят всё.

Вандербильт открыто кичился не только своим состоянием, но и своей неотесанностью, дремучим невежеством во всем, что не касалось бизнеса. «Всю свою жизнь я сходил с ума по деньгам – изобретение все новых способов делать их не оставляло мне времени на образование», – откровенничал он в газетах. Образцом роскоши и безвкусия стал построенный Вандербильтом на родном Стейтен-Айленде трехэтажный дворец. Его фронтон украшала бронзовая статуя хозяина, восседавшего на троне в позе античного бога.

Умер Корнелиус Вандербильт в 1877 г., оставив наследникам 100 млн долл. – состояние для XIX столетия фантастическое. За несколько лет до смерти он пожертвовал 1 млн долл. на создание университета в городе Нашвилл. Сегодня он относится к числу самых престижных высших учебных заведений США. Пожалуй, это был единственный благородный поступок за всю долгую жизнь Корнелиуса.

Природа отдыхает

У Корнелиуса и Софии было 12 детей. Но надежды отца оправдал только старший сын Уильям Генри. Он по всем статьям был настоящим Вандербильтом: расчетливым и напористым в делах, грубым и циничным в отношениях с людьми.

Уильям Генри, который принимал активнейшее участие в делах своего отца, после его смерти с энтузиазмом принялся расширять бизнес и преуспел в этом: оставленный ему капитал он удвоил. Уильям был богатейшим человеком своего времени и, если пересчитать его состояние по одному из принятых среди экономистов эквивалентов, то, возможно, его можно считать самым богатым человеком в истории США. И, кстати, самым оголтелым индивидуалистом. Однажды кто-то из журналистов спросил его: «Не считаете ли вы, что ваши железные дороги в силу их общественной значимости должны рассматриваться как своего рода общественное предприятие?» Ответ Уильяма возмутил всю Америку: «Пускай вся общественность катится к черту!»

Младшему сыну Корнелиусу Вандербильт-старший оставил лишь садоводческую ферму в Хартфорде. По мнению отца, этот азартный игрок и скандалист большего и не заслуживал. Корнелиус-младший пытался оспорить завещание, утверждая, что отец был невменяем, но проиграл процесс и покончил с собой. Зато его дочь Алиса Гвен Вандербильт заслужила немало добрых слов в свой адрес. Она была талантливым скульптором, основателем и куратором Музея американского искусства в Нью-Йорке.

Уильям Генри младший (1901–1981) известен как единственный статусный политик в семействе Вандербильтов (он был губернатором Род-Айленда), а Альфред Гвинн младший (1912–1999) — как владелец скакунов-рекордсменов. Младшего сына Корнелиуса II Реджинальда Клэйпула (1880–1925), повесу и алкоголика, вспоминают лишь как мужа прекрасной Лауры Мерседес Морган-Вандербильт (1904–1965), той самой Вандербильдихи из романа И. Ильфа и Е. Петрова.

Из потомков Вандербильта стоит, безусловно, упомянуть Консуэло Вандербильт, герцогиню Мальборо. Это была женщина удивительной красоты. Сэр Джеймс Бэрри написал о ней: «Я бы мог прождать всю ночь под дождём ради того, чтобы увидеть, как Консуэло Мальборо садится в карету». А если учесть то, что красота и обаяние оттенялись приданным в 2,5 млн долл. (примерно 75 млн в нынешних ценах), понятно, что от самых титулованных женихов не было отбою. Но приз достался Чарльзу Спенсеру Черчиллю, 9-му герцогу Мальборо, за которого Консуэло вышла по настоянию матери.

Последним представителем династии, который хоть что-то смыслил в делах, была правнучка Вандербильта – Глория. Она занималась производством джинсов и постельного белья, фарфора и духов.

В 1973 г. состоялась встреча потомков Корнелиуса Вандербильта, которых оказалось 120 человек. Но среди них не было ни одного миллионера. Знаменитый экономист Джон Гэлбрайт заметил, что Вандербильты явили недюжинные таланты как в добывании денег, так и в их инвестировании для получения еще большей прибыли. Но тут же добавил, что ради собственного удовольствия они транжирили свое богатство «самым дурацким образом».

Андрей ВАСИЛЬЕВ

 

К 1829 г., когда Верховный Суд США отменил решение о монополии, Вандербильт, который уже был компаньоном Гиббонса, практически разорил своей демпинговой политикой конкурентов, сумев при этом увеличить свой флот до семи судов.

Вандербильт действовал напористо, жестко, обходя правила и законы, а чаще просто не обращая на них внимание. «Закон! Мне все равно, какой там закон. Зачем мне тогда власть?» – говорил он.

Манеры американского миллионера вызывали осуждение в Европе. Он мог снять на вечер для дружеской вечеринки крупнейший лондонский оперный театр, отменив запланированный спектакль.

Образцом роскоши и безвкусия стал построенный Вандербильтом на родном Стейтен-Айленде трехэтажный дворец. Его фронтон украшала бронзовая статуя хозяина, восседавшего на троне в позе античного бога.

Лаура Мерседес Морган-Вандербильт (1904–1965), та самая Вандербильдиха из романа И. Ильфа и Е. Петрова.

Теодор Драйзер (1871–1945), американский писатель

Литературная деятельность Драйзера началась в 1900 г. Романом «Финансист» (1912) Драйзер начал свою монументальную «Трилогию желания». В её основу положена история жизни миллионера Ч. Иеркса. Второй том – «Титан» вышел в 1914 г., третий том – «Стоик» он начал в 1929 г. В трилогии Драйзер показывает, как буржуазная и коммерческая среда, окружавшая главного героя – Каупервуда, с детства формирует в нем психологию дельца и приобретателя, для которого все средства хороши, если они помогают достигнуть власти и богатства. «Трилогия желания» – значительнейшее произведение американской и европейской литературы XX в.

В 1927 г. Драйзер принял приглашение посетить СССР и принять участие в праздновании 10-й годовщины Октябрьской революции. Он пробыл в Советском Союзе 77 дней, посетил многие города, познакомился с Владимиром Маяковским и Сергеем Эйзенштейном. В 1945 г. он вступил в коммунистическую партию.

Скачать статью (.doc)