тел. (495) 727-26-76 facebook

Тематические разделы журнала

Главная тема

Выставки и рынки

История успеха

Выставочные и конгрессные центры

Развитие бизнеса

Из прошлого

Рынки и цены

Всё на продажу

Дайджест

 

 

Страха у нас нет!

В начале года состоялось несколько важных форумов, на которых политики и экономисты давали свою оценку происходящему в российской экономике и намечали пути выхода из сложной ситуации. На Гайдаровском форуме – постоянно действующей дискуссионной площадке, на которой традиционно обсуждаются острейшие проблемы современности, выступил премьер-министр России Дмитрий МЕДВЕДЕВ. Основные положения его выступления приводятся ниже.

– За минувший год произошло много событий. Мир действительно изменился. В экономику в узком смысле этого слова очень существенно вмешалась политика. Результатом является и тотальное недоверие, и возрождение старых мифов о России как чуть ли не угрозе цивилизованному развитию. Были использованы взаимные экономические санкции, и потери несём не только мы, но и целый ряд других государств. Это особенно остро чувствуется на фоне, по сути, продолжающегося глобального кризиса, который развернулся в мире в 2008 г. Нам пока не удалось преодолеть последствия кризиса 2008 г. Одни страны до сих пор не могут выйти из стагнации. По оценкам МВФ, ВВП стран еврозоны ещё не достиг уровня предкризисного 2007 г., и это о многом говорит. Некоторые крупные страны наращивают темпы, в других странах – темпы развития, наоборот, замедляются. Это показывает, что тенденции очень разнонаправленные.

И Россия в этом смысле не исключение. Мы, как и весь мир, платим свою цену за глобализацию. Фактически наша страна сегодня находится в точке пересечения нескольких кризисов, которые спровоцированы тремя группами причин. Во-первых, последствия мирового кризиса 2008 г. Во-вторых, внешнее политическое и экономическое воздействие, направленное непосредственно на нашу страну. В предыдущие годы мы жили и развивались при высоких ценах на энергию и сырьё. Наши компании и банки имели свободный доступ к длинным и относительно дешёвым деньгам на зарубежных рынках. Теперь условия кардинально изменились.

Третья и основная группа причин – это внутренние проблемы и ограничения, которые накопились в нашей экономике и с которыми нам пока не удаётся справиться так быстро, как хотелось бы.

Российская экономика, кстати, начала притормаживать ещё при высоких нефтяных ценах. Но они всё-таки позволяли нам как-то продвигаться вперёд. Экономика и сейчас демонстрирует отдельные элементы роста, но рост количественно и качественно не соответствует ни нашим возможностям, ни, скажем прямо, нашим амбициям.

Старая энергосырьевая модель исчерпана, это понимают все, она не может дать ни устойчивого роста, ни стимулов для инвестиций в реальное производство. Всё слабее она воспринимает технологические инновации и, главное, не обеспечивает стабильного повышения уровня жизни.

Поэтому важно не только объективно оценить и правильно отреагировать на изменение традиционных для нас внешних рынков, не просто справиться с экономическим и политическим давлением извне, не просто стабилизировать текущие колебания валютного курса – в целом задача более масштабная и более ответственная: речь идёт о том, чтобы изменить саму модель нашего развития.

Мы не сможем этого сделать, если не выполним целый ряд условий. Сегодня мы должны определить факторы, значение которых ранее нам казалось, может быть, недостаточно весомым.

Даже самой качественной макроэкономической политики бывает недостаточно, если назрели структурные проблемы, а у нас они, по сути, перезрели. Процентные ставки, валютный курс, темпы инфляции, безусловно, являются ключевыми или фундаментальными показателями состояния экономики. Тем не менее сама по себе макроэкономическая стабильность хотя и необходимое, но ещё не достаточное условие для процветания.

Одной из ключевых причин остаётся дисбаланс между доходами и производительностью труда. Доходы на протяжении длительного времени не могут расти быстрее производительности труда. Причём на производительность влияет не только профессионализм сотрудников, но и уровень используемых технологий, оборудования. Не менее важно и наличие в государстве системы обучения и переподготовки кадров в соответствии с требованиями экономики. В дальнейшем доходы и зарплата должны увеличиваться только по мере роста экономики и повышения производительности труда. Но прежде всего для устойчивого экономического роста необходимо повысить доверие, причём доверие в известном треугольнике – между людьми, населением страны, бизнесом и государством. Доверие – ключевой институт, одна из опор современной экономики. Его ничто не может заменить, как и государство никогда не способно заменить собой бизнес. Пока, надо признаться, мы достаточно мало сделали, чтобы общество осознало, что его успехи, его возможности напрямую зависят от свободы предпринимательства и успехов бизнесмена.

Дефицит доверия в условиях, когда формируется такая триада кризисов, порождает целый ряд страхов на рынке, а они в свою очередь лишь усугубляют финансово-экономическую ситуацию. Чтобы разорвать этот порочный круг, государство должно чётко ответить на эти опасения, сформулировать даже не что мы будем делать, а чего мы не будем делать ни при каких условиях.

Во-первых, Россия даже в нынешних условиях не собирается закрываться от мира, менять курс в сторону создания мобилизационной модели экономического развития. Мы прошли гигантский путь от постсоветского полуразрушенного хозяйства до крупной экономики западного типа, и было бы чудовищной ошибкой вернуться в прошлое (хотя нас периодически к этому призывают), отказаться от роли активного игрока в современном глобальном мире.

Во-вторых, власть не пойдёт на отказ от свободной конвертации рубля. Можно, конечно, следуя сиюминутной конъюнктуре, заморозить курс, тем самым, естественно, возродить чёрный рынок валюты, выдавать её импортёрам, что называется, по справке, в зависимости от воли чиновника и дружеских отношений с ним. Но всё это означает лишь одно – последовательное разрушение рынка.

Конечно, сейчас многое играет против рубля – и цены на нефть запредельно низкие, и санкции, курс сильно колеблется. От этого страдают и компании, и банки, и, конечно же, обычные люди. Тем не менее считаю, что политика Центрального банка, которую он проводит в настоящий момент, – это правильная политика. Мы не собираемся проедать валютные резервы. У нас достаточное количество экономических механизмов, чтобы обеспечить устойчивость рубля. Более того, даже при плохой конъюнктуре у нас остаётся положительный платёжный баланс, который является главным фундаментальным фактором для установления сбалансированного курса национальной валюты.

В-третьих, Россия будет соблюдать свои международные обязательства. Или, скажем так, мы не отказываемся от их исполнения. Наша страна – надёжный заёмщик, надёжный кредитор, надёжный поставщик. У нас по-прежнему значительные резервы, которые гарантируют выплаты по долгам государства, и при необходимости мы сможем помочь компаниям при выплате ими внешних долгов.

Кстати, и по нашим долгам надо требовать их неукоснительного исполнения, по долгам, требования по которым имеет РФ.

В-четвёртых, мы не будем ограничивать свободу предпринимательской деятельности. У нас и так хватает ограничений, которые, наоборот, нужно снимать. У власти есть понимание, что бизнесу нужна бόльшая свобода, чем та, которую он имеет сейчас, и государству в одиночку, без бизнеса, не изменить модель экономического развития. Но когда снаружи осуществляются попытки давления на страну, внутри продолжается административный и зачастую правоохранительный прессинг, то реакция экономики может быть только одна: она начинает задыхаться. Поэтому мы просто обязаны снять внутренние ограничения, которые угнетают бизнес. Это абсолютный императив. Девальвация слов и обещаний о свободе предпринимательства в принципе хуже девальвации рубля, потому что она, безусловно, остановится, а что касается обещаний – это уже другая история. Мы это понимаем и продолжим серьёзную работу в этом направлении, конечно, при участии предпринимателей.

В-пятых, власть не собирается ждать, когда просто поднимутся цены на нефть. Условия и требования к нашей экономике становятся принципиально другими, их невозможно переждать. Поэтому, как это ни банально звучит, издержки необходимо снижать, а качество проектов повышать. Понятно, что при ослаблении рубля и дорожающем импорте это непросто. Но давайте честно признаемся: и при сильном рубле и дешёвом импорте мало кто снижал издержки и сдерживал цены. Мы и сейчас видим примеры, когда, например, доля импорта в структуре затрат составляет 20%, а цены повышаются чуть ли не вдвое. Расчёт идёт на опыт последних лет. Пройдёт год-полтора – это, собственно, и произошло после первой волны кризиса 2008 г., и покупатели снова прибегут, будут платить деньги. Но богатеющая год от года энергосырьевая экономика осталась в прошлом. Поэтому мы должны учиться жить при низких ценах на энергоносители.

Платформа для этого есть. Был создан устойчивый фундамент, на базе которого можно формировать условия для нового рывка, стабильного и здорового роста экономики.

Перечисленные факторы должны закладываться в основу комплекса мер по формированию современной экономической политики.

Что хотелось бы отметить? Во-первых, мы уже работаем и будем работать дальше над развитием импортозамещения. До конца первого полугодия должны быть приняты планы по импортозамещению в ряде отраслей промышленности. Часть мер уже реализуется и в оборонке, и в фармацевтике, и в станкостроении, и в нефтегазовом оборудовании.

Одно из важнейших направлений – это импортозамещение в сельском хозяйстве. Утверждена новая редакция госпрограммы. Дополнительную поддержку получат наши производители мяса, молока, овощей, фруктов.

Были приняты специальные решения по так называемой промышленной политике и систематизированы меры поддержки промышленности. Вводится так называемый специальный инвестиционный контракт, определяются понятия, связанные с деятельностью индустриальных парков, создаётся инфраструктура технопарков, для поддержки промышленных предприятий на этапе предбанковского финансирования, создан фонд развития промышленности.

Ещё один инструмент поддержки промышленности – это проектное финансирование. Банк России будет предоставлять фондирование банкам на финансирование инвестиционных проектов на значительные суммы, а для крупных самоокупаемых инфраструктурных проектов предусмотрена поддержка из Фонда национального благосостояния.

Важно также эффективно настроить механизм государственных закупок, чтобы он работал в интересах российского производителя, поощрял производство современной, качественной, востребованной техники. В рамках федеральной контрактной системы уже введены ограничения для импортных поставок при закупках для нужд обороны и безопасности, а также по отдельным видам продукции машиностроения и лёгкой промышленности.

Второе, о чём хотел бы сказать: мы будем наращивать поддержку несырьевого экспорта, активнее работать с потенциальными покупателями российской продукции. Только та экономика в нынешних условиях может быть успешной, которая выходит за её географические границы, за географические границы собственного государства. А нам есть что предложить и в сфере информационных технологий, и в ядерной энергетике, и в авиастроении, в ракетно-космической промышленности и целом ряде других отраслей.

Третье, о чём хотел бы сказать. Мы будем действовать в рамках Национальной технологической инициативы, в ней определяются наиболее перспективные технологические ниши. Задача – не только догонять там, где мы отстали, но и попытаться выйти на мировой рынок с уникальной, инновационной продукцией.

На этот год сформированы и определённые финансовые резервы, в частности антикризисный фонд Правительства – более 180млрд рублей. Но хотел бы сразу сказать, что расходовать эти резервы будем крайне осторожно. Наша цель – не заливать кризис деньгами, это бесполезно. Наша цель – раскрепостить предпринимательскую инициативу, снизить избыточное административное и правоохранительное давление, сделать юридическую защиту действительно настоящей защитой.

Повышение конкурентоспособности российской экономики невозможно без укрепления международных связей. Глобализация остаётся ведущим трендом, и тем не менее у этого проекта есть и ответвления, так сказать, дублёры. Глобализация вступает в новую фазу, когда возрастает роль региональных интеграционных объединений.

Скажем прямо, мы ценим те отношения, которые у нас сложились с Европой на протяжении десятилетий, она наш главный до сих пор торговый партнёр. Надеюсь, что в скором времени эти отношения удастся нормализовать. Во всяком случае, мы этого хотим.

Но современный мир диктует необходимость активных действий по всему спектру региональных рынков. Например, на страны Азиатско-Тихоокеанского региона уже приходится около четверти российского внешнеторгового оборота, при том что в этом регионе производится более 50% мирового ВВП. Россия как часть АТР должна использовать преимущества, которые предоставляет этот центр технологий и инноваций.

Особое внимание по-прежнему будет уделяться ближнему контуру отношений – кооперации с нашими соседями.

Жизнь так устроена, что годы несутся быстро. Уверен, что через год мы снова встретимся с вами здесь, на Гайдаровском форуме 2016 года, и уверен, что по итогам 2015 года мы сможем сказать друг другу, что неразрешимых проблем не бывает. Любой кризис – это всегда совокупность конкретных задач, над которыми нужно работать. И напомню, что ещё Франклин Рузвельт в период Великой депрессии говорил о том, что единственное, чего мы должны бояться, – это сам страх. А вот страха у нас как раз нет!

БиВ

Печатается с сокращениями по http://government.ru/

Одной из ключевых причин остаётся дисбаланс между доходами и производительностью труда. В дальнейшем доходы и зарплата должны увеличиваться только по мере роста экономики и повышения производительности труда.

Старая энергосырьевая модель исчерпана, она не может дать ни устойчивого роста, ни стимулов для инвестиций в реальное производство. Всё слабее она воспринимает технологические инновации и, главное, не обеспечивает стабильного повышения уровня жизни.

Доверие – ключевой институт, одна из опор современной экономики.

Мы прошли гигантский путь от постсоветского полуразрушенного хозяйства до крупной экономики западного типа, и было бы чудовищной ошибкой вернуться в прошлое.

Власть не пойдёт на отказ от свободной конвертации рубля. Мы не будем ограничивать свободу предпринимательской деятельности.

Только та экономика в нынешних условиях может быть успешной, которая выходит за её географические границы, за географические границы собственного государства.

Наша цель – раскрепостить предпринимательскую инициативу, снизить избыточное административное и правоохранительное давление, сделать юридическую защиту действительно настоящей защитой.

Темп роста ВВП России (в %)

2000 10,0
2005 6,4
2010 4,5
2011 4,3
2012 3,4
2013 1,3
2014 0,5

Источник: Россия в цифрах. Росстат, 2014.

Курсы валют (на конец месяца)

  Руб. за долл. Руб. за евро
2014 г.    
Июль 35,73 47,90
Август 36,93 48,63
Сентябрь 39,39 49,95
Октябрь 43,39 54,64
Ноябрь 49,32 61,41
Декабрь 56,26 68,34
2015 г.    
Январь 68,93 78,11

Источник: ЦБ России.

Товарная структура экспорта из России (в %)

Годы 1995 2000 2005 2010 2014

Экспорт, всего
в том числе:

100 100 100 100 100

продовольственные товары

1,8 1,6 1,9 2,2

топливно-энергетические товары

42,5 53,8 64,8 68,5

химические товары

10,0 7,2 6,0 6,2

древесина и ц/б товары

5,6 4,3 3,4 2,4

металлы и драгоценные камни

26,7 21,7 16,8 12,7

машины и оборудование

10,2 8,8 5,6 5,4

прочее

3,2 2,6 1,5 2,6

Источник: Россия в цифрах. Росстат, 2014