тел. (495) 727-26-76 facebook

Тематические разделы журнала

Главная тема

Выставки и рынки

История успеха

Выставочные и конгрессные центры

Развитие бизнеса

Из прошлого

Рынки и цены

Всё на продажу

Дайджест

 

 

Ресурсное проклятие?

Обилие полезных ископаемых в недрах – не только благословение, но и серьезное испытание. Показательно, что среди наиболее процветающих с точки зрения доходов на душу населения государств – страны, почти полностью лишенные полезных ископаемых: Япония, Швейцария, Сингапур, не говоря уже о  Монако и Люксембурге. А странам, щедро одаренным природными богатствами, например Великобритании, Канаде, Австралии, Нидерландам пришлось приложить немало усилий, чтобы превратить патриархальный уклад экономики, то есть базирующийся на эксплуатации ресурсов, в современный, в основе которого лежат идеи.

С точки зрения экономики «найденное» в недрах богатство менее выгодно, чем богатство созданное. Статистика свидетельствует, что темпы роста в странах, богатых нефтью, газом и другими природными ресурсами, как правило, ниже, чем в тех, где запас таких ресурсов ограничен или они вообще отсутствуют. Экономисты предлагают несколько объяснений  отрицательной взаимосвязи между величиной запасов природных ресурсов и экономическим ростом.

Голландская болезнь

Симптомы «голландской болезни» пережила не только сама Голландия, но и многие другие страны мира, в том числе такие разные как Великобритания, Норвегия, Австралия, Мексика, Нигерия, Колумбия и другие. Сегодня с этой болезнью пока безуспешно борется Россия. По мнению ряда экономистов, именно эта болезнь сдерживает в России рост несырьевых отраслей промышленности. Небывалый взлет цен на нефть и сырье оказался для нее «отравленным» даром, испытанием, которого она не выдержала.

Суть феномера «голландской болезни» состоит в том, что разработка экспортируемых ресурсов может обернуться для страны-экспортера рядом проблем. Так было в 50-х–60-х годах прошлого века в Нидерландах, когда открытие месторождений природного газа в Северном море и рост его экспорта подавил промышленный экспорт, возник спад в промышленности, началась деиндустриализация.

Под «голландской болезнью» понимают валютно-финансовый феномен, связанный с притоком «избыточной» иностранной валюты и вследствие этого – с ростом стоимости национальной валюты, что негативным образом сказывается на других экспортно-ориентированных отраслях и на экономике в целом.

Однако «голландская болезнь» не исчерпывается этими симптомами. Существуют и другие механизмы негативного влияния. Поскольку цены сырьевых ресурсов на мировых рынках подвержены существенным колебаниям, обменный курс колеблется тем больше, чем большую долю эти ресурсы занимают в общем объеме экспорта. А это в свою очередь негативно сказывается и на иных отраслях, связанных с внешней торговлей (как экспортерах, так и импортерах), на иностранных инвестициях в экономику страны. Если национальная промышленность в значительной степени зависит от импорта, то курсовая нестабильность будет отрицательно влиять на всю экономику.

В качестве примера проявления «голландской болезни» можно привести падение производства и сокращение занятости в перерабатывающих отраслях Великобритании. До середины 1970-х гг. Великобритания полностью зависела от импорта нефти, но уже в 1980-х (после начала крупномасштабной разработки месторождений в Северном море) стала экспортером. В результате нефть начала вытеснять продукты перерабатывающей промышленности в общем торговом балансе. Это привело к удорожанию британской валюты, росту цен на британские товары для иностранных потребителей. Английские потребители начали закупать более дешевые иностранные товары, а иностранцы стали приобретать меньше британских товаров.

Все это, конечно же, вовсе не означает, что большой запас природных ресурсов является для экономики абсолютным злом. При прочих равных, безусловно, лучше их иметь, чем не иметь. Просто наличие природных ресурсов подразумевают больший риск и требует более тщательного выбора экономической политики.

Не многим странам удалось преодолеть «голландскую болезнь», но знание механизмов, приводящих к заболеванию, позволило очертить основные способы борьбы с его симптомами. Сегодня эффективными средствами считаются стерилизация избыточной денежной массы и либерализация импорта оборудования. В качестве меры, ограничивающей возможности увеличения денежной массы, используется также ужесточение правил внешних заимствований.

Поскольку главная цель ресурсозависимых стран заключается в диверсификации экономики, важно правильно выбрать направления диверсификации и стимулировать импорт оборудования, а не товаров широкого потребления. Одним из способов лечения является перераспределение денежных потоков из сферы недвижимости и транспорта в перерабатывающие отрасли, наукоемкие технологии и инфраструктуру.

Австралийский пример

Интересный пример эффективного перехода от аграрной и сырьевой экономики к инновационной показала Австралия. За 200 лет своей истории из колонии каторжан на задворках Британской империи она превратилась в страну с одним из самых высоких в мире уровней жизни населения (5-е место). Еще совсем недавно страна считалась «большой фермой» и была известна главным образом как поставщик шерсти, мяса, зерна, угля, руды. Сегодня Австралия занимает третье место среди развитых стран по темпам экономического развития. Ее ВВП составляет 821 млрд долл., а ВВП на душу населения – 39 тыс. долл. И это при том, что Австралия, как показывают приводимые ниже данные, продолжает оставаться в пятерке крупнейших производителей рудных ископаемых.

Добиться таких впечатляющих результатов позволили реформы, направленные на создание лучших условий для предпринимательской деятельности, усиление научно-технического потенциала, расширение доступа национальных производителей на международный рынок, повышение производительности труда.

За последние 15 лет структура внешней торговли Австралии кардинально изменилась. Устоявшийся в мире стереотип отношения к ней исключительно как к экспортеру сырьевой продукции, поставщику шерсти и полезных ископаемых уже не соответствует действительности. Сейчас в ее экспорте преобладает продукция машиностроения, обрабатывающих и высокотехнологичных отраслей, финансовых, образовательных и туристических услуг. Уже в 2000 г. экспорт услуг (28,3 млрд долл.) и промышленной продукции (57,9 млрд долл.) более чем в 2,5 раза превышал экспорт сырьевых товаров (34,1 млрд долл.).

Не многие слышали об австралийском автопроме. И тем не менее эта страна – крупный экспортер автомобилей. Австралия не стала выдумывать собственный автомобиль и биться за «национальный автопром», а пошла наиболее рациональным путем – восприняла то, что давно и лучше умеют делать другие. Австралия производит автомобили на предприятиях, принадлежащих крупнейшим многонациональным корпорациям – «Тойота» и «Холден» (австралийское отделение «Дженерал Моторз»). В результате уже в 2001 г. доход от экспорта автомобилей и комплектующих принес стране почти 5 млрд долл., что значительно превысило совокупную выручку от экспорта пшеницы, шерсти и говядины.

Одним из ключевых факторов, предопределивших экономический успех Австралии, стал рост производительности труда. Многие считают, что это – образец для всего индустриального мира. По данным Австралийского бюро статистики, средние темпы прироста производительности труда после 1994 г. стабильно составляют более 3%. В основе такого значительного роста лежит стабильная макроэкономическая политика и грамотно проводимые реформы.

Их суть заключается в стимулировании конкуренции и поощрении инновационной деятельности. Важным фактором роста производительности является внедрение и использование новых технологий. Причем речь идет не просто об использовании компьютеров и информационных технологий, а о способности самых разных секторов – от сельского хозяйства и горнодобычи до финансов и образования – воспринимать инновации. В Австралии удалось создать атмосферу открытости и восприимчивости к инновациям, что, в свою очередь, способствовало экономическому росту. При этом преимущества получают не только так называемые новые отрасли, но и традиционные.

Австралия не является крупным производителем компьютеров и программного обеспечения. То, что ей приходится закупать огромное количество этой продукции, не мешает быстрому освоению новых технологий. Важнейшим показателем развития является именно восприятие новых технологий, а не уровень производства компьютеров или другой новой техники.

Сравнительные преимущества австралийской экономики лежат в области торговли. Поэтому естественно, что сырьевые и добывающие отрасли имеют большое значение для формирования экспортных поступлений. Однако при этом австралийские экспортеры успешно диверсифицируют вывоз, наблюдается не противопоставление «старой» и «новой» экономик, а их взаимопроникновение.

Австралия уже полтора десятка лет не зависит от разработки  и экспорта ресурсов. На долю сферы услуг приходится около 70% ВВП, на добычу полезных ископаемых – всего около 5%. Эта страна доказала, что богатства недр могут быть не только проклятием.

Ирина МУРАВЬЕВА

Крупнейшие в мире производители меди (тыс. тонн)*

Чили  5557
Перу 1190
США 1190
Китай 928
Австралия 871
Индонезия 789
Россия 770

*Данные за 2007 г.

Источник: Pocket World in Figures, The Economist, 2010 edition.

Крупнейшие в мире производители свинца (тыс. тонн)*

Китай 1592
Австралия 641
США 449
Перу 329
Мексика 137
Индия 78
Россия 48

*Данные за 2007 г.

Источник: Pocket World in Figures, The Economist, 2010 edition.

Крупнейшие  в мире производители цинка (тыс. тонн)*

Китай 3048
Австралия 1518
Перу 1444
США 803
Канада 630
Индия 539
Мексика 452

*Данные за 2007 г.

Источник: Pocket World in Figures, The Economist, 2010 edition.

Крупнейшие в мире производители никеля (тыс. тонн)*

*Данные за 2007 г.

Источник: Pocket World in Figures, The Economist, 2010 edition.

 

Россия 293,6
Канада 254,9
Индонезия 229,2
Австралия 185,0
Н.Каледония 125,4

Скачать статью (.doc)