тел. (495) 727-26-76 facebook

Тематические разделы журнала

Главная тема

Выставки и рынки

История успеха

Выставочные и конгрессные центры

Развитие бизнеса

Из прошлого

Рынки и цены

Всё на продажу

Дайджест

 

 

Не только бриллианты

История крупнейшей горнодобывающей корпорации «Англо-Америкэн» неразрывно связана с фамилией Оппенгеймеров, одним из 300 семейств, управляющих экономикой мира.

Семейные ценности

Представитель третьего поколения «царствующей династии» Оппенгеймеров – Николас Фрэнк однажды в беседе с репортерами признался в некоем «чувстве, живущем внутри семьи, которое трудно описать словами». Дескать, именно оно порождает «заботу о компании и о всей отрасли, которой служит семья. Эта забота оказывается выше личных амбиций и временных интересов».

То, что дело для них, действительно, выше личных амбиций и временных интересов, Оппенгеймеры доказывали твердо и последовательно на протяжении всей столетней истории существования семейной империи. Все свое внимание всегда и везде они сосредоточивали на росте капитала, вкладывая его туда, где он может принести максимальную отдачу.

Наследники патриарха рода Эрнеста Оппенгеймера сегодня контролируют не только рынок алмазов. Помимо этого имеют самые серьезные позиции в добыче угля, меди, никеля, цинка, золота, в производстве стали, в деревообрабатывающей и целлюлозной промышленности и других.

Основатель династии Эрнест Оппенгеймер никогда не был идеалистом, и уж тем более не мечтал осчастливить человечество. Он родился в 1880 г. в немецком городке Фридберг в семье торговца сигарами и с малых лет демонстрировал незаурядные деловые способности, направляя их исключительно на собственное благо. В 17 лет родственники пристроили его в лондонскую фирму Dunkelsbuhler & Co., которая специализировалась на брокерских операциях с алмазами. Бойкий паренёк произвёл самое благоприятное впечатление на патрона, и в 1902 г. его отправили представителем компании в Южную Африку.

Там юный Оппенгеймер оказался в самой гуще событий. Только что скончался Сесил Родс – президент концерна «Де Бирс», некоронованный король Южной Африки. Пока его наследники выясняли между собой отношения, Эрнест с помощью своих родственников сумел получить от нескольких американских банкиров колоссальный кредит под обязательство в будущем выделить им солидный пакет акций «Де Бирс». Деньги пошли на подкуп властей и нужных чиновников, а главное – на отстранение от дела наследников Родса. В результате через два года скромный клерк становится членом правления концерна.

Тем не менее положение Оппенгеймера еще оставалось довольно шатким. Но в 1905 г. был найден знаменитый алмаз «Куллинан». Оппенгеймер подарил его английскому королю Эдуарду VI, который отблагодарил Эрнеста титулом баронета. Обеспечив себе столь серьезную поддержку, Оппенгеймер аннулировал свои обязательства перед заокеанскими финансистами, да и благодетелям-родственникам указал на дверь. В их помощи он больше не нуждался.

Оппенгеймер установил практически полный контроль над мировым алмазным рынком. Добыча алмазов, цены и стандарты – всё находилось под его наблюдением и зависело от его решений. В 1929 г. он создал одноканальную маркетинговую структуру, заявив, что «Только ограничивая количество алмазов, предлагаемых на рынке, в соответствии со спросом на них, и осуществляя продажи через единый канал, можно поддерживать стабильность в торговле алмазами». На практике это выглядело следующим образом:  когда цены росли, компания продавала часть камней независимым покупателям, а когда падали, скупала лишние алмазы. Дилеры же, в свою очередь, были обязаны считаться с квотами, устанавливаемыми «Де Бирс».

Правда, у такого жесткого контроля были свои изъяны, чем поспешило воспользоваться в конце 50-х Министерство внешней торговли Советского Союза. Оно выбросило на рынок огромные партии синтетических алмазов, которые тогда начали производить в СССР. Оппенгеймер, который, естественно, ничего не знал об этом хранившемся в глубоком секрете открытии, вынужден был скупать искусственные алмазы, чтобы не допустить обвала цен. Советы прилично заработали, а «Де Бирс» понес убытки.

Впрочем, финансовые устои империи Оппенгеймера это не пошатнуло, поскольку они опирались не только на алмазы. Еще в 1917 г. Эрнест основал корпорацию «Англо- Америкэн» (Anglo American plc) с целью разработки месторождений золота в Восточном Ранде. В 20-30 гг. она заняла лидирующие позиции в золотодобывающей отрасли Южной Африки, а в 1926 г. Anglo American стала крупнейшим одиночным акционером компании «Де Бирс».   

От алмазов - к меди и цинку

В 1928 г. Оппенгеймер заинтересовался районом, который позднее стал именоваться «замбийский медный пояс». В том же году «Англо-Америкэн» приступила к переговорам с Хансом Меренски, которому удалось найти крупнейшие залежи металлов платиновой группы. В последующее десятилетие под крылом корпорации создаются такие мощные промышленные предприятия, как «Эфрикэн эксплоузивс энд кемикал индастриз» и «Боарт продактс», разрабатывавшие новые технологии использования промышленных алмазов в производстве бурового оборудования. Целенаправленно идет накопление сил для приобретения и поглощения других компаний. Одна из таких сделок привела к тому, что вновь созданному подразделению «Англо-Америкэн»  – компании «Коул истэйтс»  удалось выйти на командные позиции в угольной промышленности.

В 40- и 50-е годы «Англо-Америкэн» в основном занимается разработкой золотых месторождений в южноафриканской провинции Фри стэйт. На одном из рудников корпорации удается получить золотоносную руду с рекордной глубины, что еще раз подтверждает ее технический приоритет и поднимает авторитет в отрасли.

В 1957 г. Эрнест Оппенгеймер скончался, преемником на посту главы компании стал его сын Гарри. Он начал царствование с приобретения доли в канадской компании «Хадсон Бэй майнинг энд смелтинг компани». В середине 60-х в империю Оппенгеймеров была включена компания «Ско металз», что обеспечило корпорации выход на рынок сталелитейной продукции. В 1967 г. «Англо-Америкэн» основала «Монди груп», обозначив свое присутствие в новых отраслях – деревообрабатывающей и целлюлозобумажной. Затем, в начале 70-х,  последовало приобретение активов в Латинской Америке и создание «Минералз энд ресорсиз корпорэйш».

К началу 1975 г. «Англо- Америкэн» являлась владельцем восьми угольных шахт в ЮАР, которые были объединены в компанию «Амкоул». Кроме того, корпорация была одним из ключевых акционеров угольного терминала в порту Ричардс Бэй, сделавшего Южную Африку крупным экспортером угля.

В 1993 г. группа компаний «Англо- Америкэн» провела реструктуризацию активов и, начиная с этого времени, темпы развития корпорации стабильно растут. В 1995 г. вступает в строй месторождение меди Mantoverde в Чили. В 1996 г. месторождение золота Sadiola Hill в Мали выдает первую продукцию. В 1997 г. группа приобретает свои первые угольные активы в Латинской Америке и приступает к строительству никелевых шахт в Венесуэле и цинковых – в Ирландии. В 1999 г. в Чили начинается выработка крупнейшего медного месторождения в Collahuasi, в котором «Англо-Америкэн» принадлежит 44%.

В 1998 г. «Англо-Америкэн» объявляет, что намерена объединиться с корпорацией «Минорко» для создания компании «Англо-Америкэн пи-эл-си»  с получением котировок на Лондонской фондовой бирже. Это еще больше укрепило ее позиции на международных рынках сырья. В последующий период «Англо-Америкэн пи-эл-си» постаралась избавиться от непрофильных активов, получив таким образом около 9 млрд долл., при этом компания приобрела новые профильные активы на 15 млрд долл.

В новом веке могущество империи Оппенгеймеров продолжает расти. В нее включают компанию «Тармак пи-эл-си»,  что позволяет «Англо-Америкэн» утвердиться в качестве ведущего игрока на английском рынке щебня и игрока номер два на рынке готовых цементных смесей. Затем следует увеличение доли капитала в компании «Монди Юроп», поглощение «Асси Домэн» - компании по производству бумажных упаковочных мешков, приобретение контрольного пакета акций Сыктывкарского лесоперерабатывающего комбината в России. Вслед за этим происходит покупка активов компании «Шелл коул» в Австралии и Венесуэле с последующим приобретением трети крупнейшего колумбийского угольного месторождения Cerrejon Norte. За 1,3 млрд долл. покупается компания «Диспутада» - крупный чилийский производитель меди.  За ней следует железорудная южноафриканская компания «Кумба рисорсиз лимитед». В итоге капитализация «Англо-Америкэн» достигает поражающей воображение цифры в 78 млрд долл.

Прогрессивным быть выгодно

С ростом могущества семейство Оппенгеймеров приобрело лоск и репутацию сторонников прогресса. Приемы дедушки Эрнеста, которого демократическая пресса называла «эксплуататором чернокожего населения» и «губителем природы», отошли в прошлое. Тем более что его сын Гарри до ухода в бизнес был членом парламента Великобритании от оппозиции и никогда не скрывал отрицательного отношения к апартеиду, из-за чего отношения с правительством ЮАР у него были не самыми лучшими.

«Наши проблемы могут быть решены только путем сотрудничества рас», –  заявляет Гарри Оппенгеймер, что, правда, не мешает ему отдать распоряжение  приковывать к телу левую руку  сортировщиков алмазов («чтобы труднее было украсть»), а по окончании работы  всем принудительно пить касторку, дабы никто с территории не мог вынести проглоченный алмаз.

Трудно сказать, насколько искренне Гарри Оппенгеймер ненавидел расизм, но он ясно понимал, что 200 тыс. работавших на него чернокожих африканцев – это огромная сила, и однажды она может выйти из-под контроля. А в будущее Оппенгеймер-сын умел смотреть. Поэтому именно корпорация «Англо-Америкэн» первой выступила за право африканцев на образование, она же в 1981 г. призвала остальные южноафриканские компании признать «черные профсоюзы». В 1985 г. руководители компании вместе с другими бизнесменами приняли участие во встрече с лидерами Африканского Национального Конгресса в Лусаке. Это был смелый поступок, и тогдашнее правительство ЮАР приложило немало усилий, чтобы Оппенгеймеры о нем пожалели. Но запугать столь влиятельных людей, конечно, не удалось: слишком разнились весовые категории владельцев «Де Бирс» и гордых потомков «старых бурских родов».

В 1996 г. «Англо-Америкэн» совершает ряд наиболее значительных в корпоративной истории Южной Африки сделок по расширению экономических прав черного большинства путем продажи своей доли в нескольких компаниях Национальному консорциуму по экономическим правам черного населения и Африканской горнодобывающей группе. Это уже была не просто пустая декларация неких политических намерений. Речь шла об очень значительных суммах. Но Оппенгеймеры на это пошли и не прогадали.

В ЮАР, несмотря на смену «правящей расы», они по-прежнему свои. Оппенгеймер-внук, Николас,  называет себя африканцем, у него самые теплые отношения с правительством, он входит в состав правления Детского фонда им. Нельсона Манделы.

Ники, как его называют друзья, страстный любитель крикета. В Йоханнесбурге у него есть собственный стадион и собственная команда. На каждый матч по крикету с участием молодежных команд Ники жертвует по 17 тыс. долл. В благодарность за щедрость его команда получила право первой игры с приезжающими в Йоханнесбург национальными сборными.

О своем спортивном увлечении Ники говорит с изрядной долей иронии. На вопрос, зачем ему собственная команда, он отвечает: «Когда играешь в крикет так плохо, как я, это единственный способ принять участие в матче».

Но, по большому счету, это то немногое, что известно СМИ о жизни семейства Оппенгеймеров. О том, что «варится на домашней кухне», пресса обычно узнает лишь после того, как  «Англо-Америкэн» или «Де Бирс» находят нужным сделать официальное заявление. Лишняя шумиха им не нужна. Да и зачем? Даже если Оппенгеймеры что-то скажут шёпотом, их все равно услышат на каждой мировой бирже, в каждом крупном банке.

Андрей ВАСИЛЬЕВ   

Скачать статью (.doc)